Торжество толерантности. Глава 2
<< 1 2 3 >>
вот эти самые атласные ниточки. А лифчик из красного кружева имел дырочки для сосков, заставляя их стоять дерзким торчком, как будто женщина так и предлагала припасть к ним губами. Затем она подошла к чернокожему великану ближе и, кокетливо улыбаясь, замерла отставив в сторону правую ногу, затянутую в ажурный красный же чулочек.


Гость с ухмылкой поманил её к себе пальцем. На его лице, до этой минуты скучающем и равнодушном, вдруг появился интерес. Когда женщина послушно подошла к нему, он одобрительно хмыкнул и, шлёпнув её по той округлости, что пониже спины, доверительно сообщил:


— У тебя прекрасная жена, белый мистер, — негр бесцеремонно потрогал женщину между ног: — Но подготовил ли ты её?


— В каком смысле? — спросил Айванофф, растерянно глядя на гостя.


— О! Белый мистер, ты хороший чувак, я покажу тебе кое-что. Один свой ма-а-аленький секрет, — негр усмехнулся: — Как сделать приятно женщине, чтобы она потом захотела сделать приятно тебе.


Он похлопал по своему колену:


— Ну, что, белая сука, садись поближе к чёрному другу. Нам надо поторопиться, — он взглянул на свои часы, — Времени у меня в обрез.


Миссис Айванофф поспешила исполнить приказ. Присесть на колени чужого мужчины оказалось легко, но вот что делать дальше? Ей хотелось обнять его, но как он отнесётся к этому? Он такой большой... Вдруг он будет недоволен? Поди, девки за ним табуном ходят. В лучшем случае она для него — всего лишь очередная из этой бесконечной вереницы тупых баб, которых ему приходится удовлетворять. Что если она и вправду оделась слишком шокирующе? Что, если он сейчас решит ‒ ему неинтересна эта шлюха? Хотелось уже не обнять, а схватить его. И не отпускать! Нельзя было упустить такого великолепного самца, даже не попробовав его хотя бы разик.


Но, разумеется, миссис Айванофф никого не схватила. Разум подсказывал ей, что принудить гиганта из джунглей не в её силах. Оставалось только надеяться, что он всё же снизойдёт до неё. Но как же хочется к нему прикоснуться! Впервые в жизни она сомневалась, может ли пустить в ход свои женские чары. А уж руки, её собственные руки только мешали сейчас, потому что она решительно не знала, куда их деть. Ах, как же хочется хотя бы слегка обнять его. Проклятая неуверенность!


Заметив тени сомнения на лице женщины, чернокожий гость истолковал их по-своему и примирительно произнёс:


— Расслабься, милая, я не кусаюсь, — он улыбнулся, и женщина приободрилась, тоже ответив ему улыбкой.


Определённо, он очень приятный, и такая сексуальная улыбка. Миссис Айванофф вдруг ощутила возбуждение. А когда возбуждение накатывало на неё, то проявляло себя так, что лишь слепец не заметил бы. Вот и сейчас её грудь стала приподниматься сильнее, а соски, торчащие из прорезей кружевной конструкции, которую какой-то юморист назвал женским бюстгальтером, отвердели.


Не стесняясь присутствия мужа, негр провёл указательным пальцем по ложбинке пышных грудей хозяйки дома.


— Теперь, белый мистер, как я и обещал, мой секрет, — подмигнул гость мистеру Айваноффу: — Смотри же внимательно.


Он осторожно, порхающими движениями касался тела женщины то тут, то там, будто изучая эту несравненную красоту. И тело отвечало ему так же, как отвечают струны музыкального инструмента. В этой игре не было притворства. Миссис Айванофф уже решила довериться всему, что будет, и просто плыла по течению своих ощущений. А они говорили ей, что из самых кончиков дивных пальцев необыкновенного гостя, длинных и чувственных, как руки слепого музыканта, исходит электричество. И эти разряды пронзают её, заставляя дрожать.


— Ты видишь, белый мистер? — донёсся усмехающийся голос: — Присмотрись и увидишь, что я не касаюсь её. А она уже взведена. Эта ракета скоро будет готова взлететь. Но мы с ней ещё поиграем.


Женщина даже не заметила, как темнокожий мужчина высвободил её груди из плена ажурных кружев. Нежно, почти не касаясь, обвёл указательным пальцем полукружья сосков. Она томно вздохнула и беспокойно заёрзала. Не встречая и намёка на сопротивление, палец чернокожего гиганта плыл всё ниже.


— Разведи бёдра пошире! — приказал негр, глядя на неё потемневшими обжигающими глазами, словно сама бездна космоса смотрела из них.


И когда блондинка послушалась, медленно — как если бы это была своеобразная пытка — провёл пальцем по увлажнившейся щелке. Всё так же плавно, как в замедленном кинокадре, взял свой мокрый палец в рот и стал посасывать.


— М-м-м, обожаю вкус белой сучки, — протянул негр, похотливо улыбаясь и не отрывая глаз от лица миссис Айванофф.


А та, приоткрыв пухлый ротик, облизывала язычком свои губы.


— О, хочешь? — негр с усмешкой предложил ей свой палец.


И она стала сосать его жадно, как голодный щенок, постанывая от удовольствия. Вдруг, резко отняв у неё палец, чернокожий любовник встал, подхватывая блондинку на руки, и уложил её на диван. Сам он опустился на колени. Его рот, которым только что так восхищалась женщина, стал блуждать по её нывшим от напряжения грудям. Теперь это не было лёгким прикосновением. Это был натиск голодного льва, нашедшего свою добычу. Миссис Айванофф стенала именно, как терзаемая жертва, но то были звуки страсти и желания. Она горела, охваченная лихорадкой.


— Белая сучка такая мокрая, — прохрипел негр и раздвинул пальцами промежность блондинки. — Ты самая лучшая из всех белый сучек, которых я встречал...


Неужели он сказал это? Неужели она вправду самая лучшая — для него. Для этого красавца? Да за одну такую фразу она готова была в этот безумный миг немедля отдать себя в пожизненные рабыни тёмному господину. Пусть делает с ней, что хочет.


А он хотел того же, чего так страстно желала и она сама. Ощутив вторжение его пальца внутрь себя, женщина застонала. Глаза её закатились, рассудок уступал место животным эмоциям, но и той малости, что она ещё осознавала, было более чем достаточно чтобы погрузить её сознание в нереальное наслаждение. Одетый чужой мужчина стоял перед ней и проделывал такие вещи! С ней! Это было ужасно необычно. Ещё месяц назад миссис Айванофф и думать о таком не смела. Но сейчас это было для неё таким естественным.


Порой ей казалось, его палец вот-вот покинет её, и тогда она невольно подавала свои бёдра вслед за ним. То вновь погружался в неё, на самую малость. Но каждый раз чуточку глубже, чем в предыдущий. И эти ритмичные движения заставляли её выгибаться на диване, забыв о сидевшем не далее шага собственном муже, забыв вообще обо всём. Она едва ли не задыхалась от действий умелого искусителя, внутри всё пылало, а грудь уже ходила, как кузнечные меха, и воздуха ей не хватало в самом деле. Это возбуждение не шло в сравнение ни с чем из того, что она испытывала раньше.


Он тоже был возбуждён, это выдавали его глаза. Они пылали тёмным жаром, который запросто мог бы не то что растопить — испарить арктический айсберг. Впрочем, миссис Айванофф вряд ли сейчас это понимала.


— Скоро, скоро, белая сука, ты ощутишь в себе мой чёрный член, — шептал
0 / 16
waplog

© WapSekas.Com
2013 - 2018
0.0402