Наблюдатель
1 2 >>
Этого просто не может быть! Это невозможно! Это чудовищно и... чарующе...


Я стоял у окна и не мог оторваться — на разобранной кровати ласкали друг друга две красивые ухоженные женщины. Когда я только заметил их, направляясь к задней двери, мне захотелось развернуться и убежать, но что-то остановило меня. Их поцелуи были такими самозабвенными, объятия такими чувственными, а ласки такими нежными, что у меня тут же потекли слюнки.


И их лона так бесстыдно смотрели прямо в не зашторенное окно...


Но вот загорелая брюнетка затряслась мелкой дрожью. Ее ножки судорожно сжались, жадно захватывая ладонь белокожей стройной блондинки, которая в свою очередь протяжно завыла, также дрожа и прижимая к своему ненасытному лону руку своей любовницы. И они повалились на постель, целуясь и постепенно успокаиваясь.


Это было сигналом — я развернулся и выбежал со двора.


Лишь через два квартала, завидев недавно открывшийся бар на углу, я понял, что мне надо выпить.


Бармен с кривой ухмылкой поинтересовался, действительно ли я совершеннолетний. Я молча помахал перед его носом водительским удостоверением и заказал двойной бурбон.


И только усевшись за столик и сделав глоток гадкого алкоголя, решил разобраться, что же вызвало во мне такую бурю негодования.


Для начала, пожалуй, надо рассказать о себе. Меня зовут... а, впрочем, какая разница, как меня зовут. Пусть в моей истории не будет имен, потому что она не уникальна — таких как я тысячи, если не миллионы.


Отца своего я никогда не знал и не интересовался ни его личностью, ни его судьбой. В этом у нас была полная взаимность — он тоже ни разу не дал о себе знать.


Воспитанием моим занимались мама и тетя — мамина родная сестра.


Они во мне души не чаяли. Стоило мне чуть нахмурить брови, как к моим ногам тут же ложились любые игрушки, сладости и прочие детские радости. А стоило повысить голос, как они со слезами на глазах бросались меня утешать — опять-таки с игрушками и конфетами.


Нужно ли говорить, что соседские дети меня не любили, в школе дразнили, и друзей у меня не было? Нужно ли говорить, что к своим пятнадцати годам я имел лишних фунтов сто весу, прыщи на лице и вагон комплексов? Да, и в обмен на обожание и почти поклонение мои мамки требовали беспрекословного подчинения — с этой компанией не водись, в эти игры не играй, дома быть не позже девяти.


А когда в выпускном классе оказалось, что я поступил в колледж в другом штате, горю их не было предела. Я тоже печалился при них, зато в одиночестве, запершись в своей комнате, ликуя, рисовал в воображении самые радужные картинки. Я строил себе такие планы на жизнь в кампусе, так мечтал о том, как буду толпами водить к себе девушек, как они будут вешаться на меня и обожать меня так же, как и мама с тетей...


Каково же было мое разочарование, когда, оказавшись в колледже, я понял, что никого моя персона не интересует. Более того, что таких как я тут сотни, а красивых девушек — единицы. И что среди красивых девушек единицы готовы кидаться на шею каждому встречному поперечному. И те — не мне.


Однако мне повезло — мой сосед по комнате оказался на редкость компанейским парнем, которому было грустно смотреть на мои мучения и невыносимо слушать всхлипы по ночам. Именно он посоветовал мне записаться в тренажерный зал, сам стал следить за моим питанием и тренировками, и уже спустя четыре месяца я обнаружил, что одежда, которую я взял с собой из дому, мне безбожно велика.


Когда я приехал домой на первые каникулы, мама и тетя горестно заламывали руки и причитали, мол, как это так, их мальчик похудел, спал с лица, суетились и все пытались меня накормить жареным и сладостями. Я сопротивлялся, как мог, и клятвенно пообещал себе на следующие каникулы поехать куда угодно, лишь бы не домой...


Так и пролетели эти незабвенные пять лет в борьбе с прыщами, лишним весом и соблазном поехать к маме на каникулы, а не пойти в очередной пеший поход в горы или к лесному озеру.


Постоянной подружкой за это время я так и не обзавелся, но секс мне иногда перепадал, иногда даже с очень красивыми девчонками.


Была у меня на курсе одна — красавица из красавиц, дочка какого-то богатея. Жила в отдельном коттедже за территорией кампуса, на лекции приезжала на личном роллс-ройсе с личным водителем, всех парней отшивала, и только я получил доступ к ее телу. М-м-м, как мы с ней только не резвились!


Правда, отношения наши продлились недолго — как только ее папочка прознал про наши забавы и навел обо мне справки, красавица перевелась в другой колледж, сменила номер телефона и забросила адрес электронной почты.


Очевидно, именно из-за той истории мне теперь была закрыта дорога во все более-менее приличные конторы. Поэтому я и вернулся в родной город...


Я не предупредил о своем приезде ни маму, ни тетю, и, видимо, поэтому застал ту нелицеприятную картину. Надо было позвонить накануне...


Так что же меня так взбудоражило? Ну, ласкают друг друга мои мама и тетя, ну, получают удовольствие — все мы взрослые люди и прекрасно понимаем, что секс нужен, что это нормально. А они не замужем, приличных мужчин их возраста в округе нет, вот и приходится...


А с другой стороны, ведь все это могло происходить чуть ли не на моих глазах! Я же рос среди... этого! И ладно бы это были какие-то посторонние тетки, а это же мои мама и тетя — родные сестры! Мои родные люди! Они же не могут быть... такими? Ведь не могут, правда?


Я хлебнул еще виски и обхватил голову руками.


— Ба! Кого я вижу! — раздался над моей головой голос моего бывшего одноклассника. — Ничего себе ты изменился! Как жизнь? — он хлопнул меня по плечу.


Ну, кому поплакаться, как не ему? И я поплакался...


За время моей исповеди мы прикончили бутылку и начали вторую.


— Так, значит, лесби? Девочка с девочкой? — в который раз переспросил он и облизнул губы.


Я кивнул.


— Покажи мне... — я посмотрел на него, как на сумасшедшего. — Я заплачу, — добавил он, понизив голос.


— Ты в своем уме? Ты понимаешь, о чем ты меня просишь? — сначала вскрикнул я, но потом тоже перешел на шепот — несколько пар глаз в недоумении уставились на нас.


— Пойдем отсюда, — он потянул меня за рукав...


На улице уже стемнело и один за другим загорались фонари.


— И как ты себе это представляешь? — продолжал отнекиваться я, хотя уже вполне четко представлял себе, как и когда это можно было бы провернуть. Но нельзя же вот так сразу взять и согласиться?


Но и он уже все придумал и продумал:


— Очень просто — будешь следить за ними. И как только заметишь какое-то шевеление в этом направлении, наберешь меня. Оплата сдельная по полтысячи баксов за просмотр.


Я прикинул — если в течение недели они этим занимаются, положим, три раза, выходит полторы штуки в неделю. Не хило получается!


И вдруг меня такое зло взяло. Да к черту, подумал я, эти долбанные извращенки всю жизнь меня гнобили и притесняли. Теперь пришел мой черед!


— По рукам, — сказал я и зажмурился.
0 / 14
waplog

© WapSekas.Com
2013 - 2017
0.0134