Анюта
1 2 3 ... 6 >>
Анна проснулась от странных ощущений. С того самого дня, когда она впервые приехала в Адлер из далёкого Улан-Уде, вернее, с той самой ночи, с ней явно что-то происходит. Может на это повлияла смена климата, эта резкая смена с сурового забайкальского на мягкий черноморский взбудоражила юную душу, а может чувство обретённой свободы от постоянной опеки строгой мамы позволило раскрыться потаённым девичьим чувствам, а может возраст дал понять, что она уже не девочка, не дочка мамина, она взрослая девушка.


Мама Анюты выросла в семье кадрового военного, всю жизнь мотавшегося с домочадцами по далёким гарнизонам и посчитавшего за счастье получить, наконец, квартиру в главном городе Бурятии. Улан-Уде хоть и не мегаполис, но всё же столица автономной республики, и мнимый статус столичного жителя отогрел промёрзшие в гарнизонных общежитиях души кочевого семейства. «Ни чего слаще морковки не знавшая» девушка с лёгкостью вышла замуж за местного парня и у двух ярких противоположностей, стройной большеглазой блондинки и широколицего коренастого азиата родилась крошка, олицетворившая своей внешностью утончённость запада и очарование востока. Уже в детском садике Анютины глазки и Анютины губки привлекали внимание малышей, готовых «жениться» на крошке на потеху их родителям и на беспокойство Анютиной мамы. Армейское воспитание и гены прабабки-католички помогли маме взять дочурку в оборот, и Анна выросла скромной, не познавшей благ и удовольствий девушкой.


Легкая дрожь вновь прошла по всему телу, всколыхнув юную грудь и волной добравшись до кончиков пальцев ног и рук, вернулась в область живота, наполнив его бархатным теплом. Правая рука невольно сползла к этому месту и Аня с удовольствием принялась поглаживать свой, как оказалось, довольно соблазнительный животик. Другая ручка невольно потянулась к груди, и пальчики, наслаждаясь приятной упругостью девичьей плоти, прикоснулись к отвердевшим соскам. Натянувшаяся между сосками и промежностью невидимая струна сладкой истомы, вновь наполнила тело приятной дрожью. Правая рука опустилась с животика дальше вниз, отчего ножки сами раздвинулись, раскрывая бутон Венеры. Прикосновения к наполненным влагой губкам-лепесткам тут же отдались в каждой мышце и без того напряжённого от вожделения тела. Ягодицы сжались в плотный комок, заставив ноги вытянуться в две натянутые струны.


Пальчики рук как заговорённые продолжили ласкать ставшие на ощупь ребристыми соски и обалдевший от прикосновенийклитор. Правая рука опустилась ещё ниже в промежность, погружая средний палец в горячее влагалище, и ладонь, утопая в мякоти разгорячённых губ, тут же наполнилась соком пылающей страсти. Аня уже не соображала, что происходит и её тело, совсем переставшее подчиняться и без того обезумевшему сознанию, вдруг провалилось куда-то в бездну….


Открыв глаза, Аня не сразу сообразила, где она находится и что с ней произошло. Сладкая волна необычайной лёгкости ещё пару раз прокатилась по наполненному истомой телу, оставив в каждой клеточке свой чувственный след.


Утро было как всегда обыденным, без каких либо ярких особенностей. Выпив чашку ароматного кофе, Анна поспешила к автобусной остановке, где её уже ждала «развозка» со спешащими на работу коллегами. С утра набежали тучи, отчего настроение у окружающих было необщительное. В основном все безучастно смотрели в окна автобуса, наблюдая за унылым от непогоды пейзажем, и каждый думал о чём-то своём. Анна тоже думала о своём, думала о посетивших её ночью необычных ощущениях, об ощущениях, которые она раньше ни разу не испытывала. Ей было стыдно, было стыдно от того, что она на этот раз не сдержалась и позволила себе так бессовестно вести себя, позволила себе прикасаться к интимным местам ради получения удовольствия, ради получения удовольствия запретного, удовольствия постыдного.


Воспитанная в строгости мамой-католичкой Анна была сексуально-безграмотна и считала, что близость с мужчиной позволительна только лишь для продолжения рода и только после свадьбы, а все вожделенные чувства, подобные сегодняшнему, считаются грехом и должны изгоняться из тела «калёным железом». И ещё ей было стыдно от мысли, что окружающие догадываются, чем неприличным занималась Аня этой ночью, и ей казалось, что они смотрят на неё с любопытством-укором-насмешкой. От этих мыслей ей хотелось чем ни-будь накрыться, хотелось сжаться в комочек, хотелось куда ни будь спрятаться от сверлящих осуждающих взглядов.


По причине нескончаемых пробок, ставших неотъемлемой частью большой Олимпийской стройки, автобус добрался до проходной с некоторым опозданием. На проходной так же образовалась пробка, по той же самой причине, по причине наплыва большого количества строителей, монтажников и наладчиков на строительство данного конкретного Олимпийского объекта.


Как оказалось, никто на Анну не обращает внимания и как обычно каждый занимается своим делом. В скверике у конторы инвестора плановичка Ольга, накинув на плечи плащ, уже курила свою утреннюю сигарету и с наслаждением запивала её ароматным кофе. Оксанка, приятельница из соседнего отдела, выставляла напоказ свою новую причёску, мелкую завивку с «мокрым» эффектом. Метеор Юлька, оправдывая своё имя, словно юла моталась по офису, решая один за другим бумажные вопросы. Секретарша Наталья, с большими глазами крашеная блондинка, раскладывала на столе бумаги, необходимые для предстоящего совещания. Чернобровая с выразительными губами курьер Ксюха упаковывала бандероль с документами для отправки в московский офис. Мужики кураторы уже переоделись в спецодежду и, попив чайку, разбредались по объектам.


Непосредственный Анин шеф, начальник ПТО Виктор Антонович, с укоризной взглянув на припозднившуюся Анну, поручил ей сделать копии чертежей и передать их монтажникам для производства работ. Чертежей оказалось достаточно много, а установленный в отделе ксерокс как назло тут же «зажевал» лист бумаги. Попытка самостоятельно вынуть его из недр этого капризного устройства результата не дала. Пробегающий мимо сисадмин Максим с большой неохотой отозвался на просьбу помочь «победить» этого монстра современной офисной техники. Со снисходительной гримасой на лице, он всем своим видом показал, какое великое одолжение он, высокий специалист в информационных технологиях, вынужден сделать этой дилетантке: «И где их таких бестолковых только набирают?» Ксерокс же, продолжая выдавать своё неизменное «error», не поддался даже «мастеру» администрирования офисных устройств и «приказал» долго жить. Максим тут же обвинил в поломке «неумелую» Анну и ушёл оформлять заявку на замену неисправного модуля.


В соседнем отделе Анну к ксероксу даже не подпустили, ссылаясь на его итак уже изношенное состояние, и ей ничего не оставалось, как заглянуть в кабинет Олега Ивановича, заместителя директора по производству.


- Олег Иванович, извините.


- Что ты хотела, Аня?


- Можно я чертежи размножу на вашем аппарате? Наш сломался.


- Да, пожалуйста, только со своей бумагой, у меня на исходе. – Ответил Олег
0 / 4
waplog

© WapSekas.Com
2013 - 2017
0.0257