Деревенская история
1 2 >>
На пятом курсе университета меня, двадцатидвухлетнего, отправили на трёхмесячную педагогическую практику в деревенскую школу, в дикую глухомань, куда по осенней распутице из райцентра можно было добраться только на «Кировце». Директор школы поселил меня в доме бабушки Ксении, живущей с тридцатилетней незамужней дочкой Катериной. В хате мне выделили диван, стол со стулом в зале. Зал был проходной – за дверью была спальня Катерины. Сама семидесятилетняя бабушка помещалась в комнате за кухней.


Квартирные платила школа, колхоз выписывал мясо на моё пропитание.


Обе женщины приняли меня хорошо: кормили на убой. Я по мере своих городских умений помогал после школы по хозяйству: колол дрова, носил в баню воду…


Катерина, колхозная доярка, была не дурна собой, хотя и не красавица: круглолица, по-деревенски кровь с молоком. Целый день она возилась по хозяйству, ухаживала за бабушкой. Они ко мне обе начали было обращаться по имени-отчеству. Мол, как же, школьный учитель. Я к Кате тоже стал обращаться на «вы» и по имени-отчеству. Но она обиделась:


- Что, я такая старая?


Договорились, что они меня будут звать Васей, Я Катю Катей и на «ты», а бабушку бабой Ксенией.


Прошло две недели. Мы жили душа в душу. В школе дети и учителя ко мне относились с любовью.


Под выходной ударили первые заморозки. Чтобы не выстудить хату, Катя протопила печь. Бабушке-то в радость, а я всю ночь спал раскрытый, одеяло то и дело сползало на пол. Катерина уже пришла с утренней дойки. Я же полудремал, лёжа на спине и накрыв глаза снятой майкой, чтобы свет не бил в глаза. Слышу, Катерина скрипит половицами, идя в свою комнату. Но остановилась, далее не пошла. Я из-под майки смотрю: она на мой живот смотрит. И тут меня как током пронзило: она не на живот, а на мой член смотрит. Я ведь раскрытый, руки за головой. А у мужчин по утрам, как известно, бывает эрекция. Вот мои трусы и обрисовали лежащий наискосок возбуждённый член и два шара яиц.


Я пошевелился. Катерина шмыгнула в свою комнату и закрыла дверь. Я осмотрел себя. Да, красавец: грудь волосатая, на которую Катя заглядывалась, когда я был в рубахе с расстёгнутым воротом, чёрные трусы и по-утреннему вздыбленный член. И тут я вдруг подумал: а ведь у Кати нет мужика. Да и я уже две недели ни с кем не спал. В городе-то у меня осталась девица на курс младше меня, с которой я встречался. А тут не на кого глаз положить, в школе всем за сорок. А Катя? Тридцать лет ей ещё не дашь, телом ладная.


Так я думал, лёжа раскрытый на спине с майкой на глазах. Услышал, как из катиной комнаты приоткрылась дверь, но никто не вышел. «Опять меня разглядывает». Я притворился спящим, даже громче засопел. Она вышла и начала тихонько пыль протирать в зале, подметать. Раньше она это делала, когда я уже просыпался, после завтрака. Вот подметает рядом. Из-под майки вижу, как она косится на мой член. Я от возбуждения, что меня разглядывает молодая женщина, чуть не кончаю. Она тихонько поднимает одеяло, укрывает меня, а поправляя одеяло как бы нечаянно задела рукой за пенис. Я пошевелился, почмокивая губами. Она замерла. Потом через минуту просунула руку под одеяло, немного, чуть касаясь пальцами, пощупала мой член. Если бы она коснулась моей головки, я бы, наверное, кончил. Но она выдернула руку и ушла на кухню.


«О-о, - думаю, - вот оно что! Она же истосковалась без мужика! Значит, надо ковать железо, пока горячо».


За завтраком я то и дело ловил её смущённые взгляды. А мой член только шевелился в спортивных штанах.


Я решил ещё раз соблазнить Катю своим телом. Благо, она опять сильно натопила. До прихода её с работы утром я раскрылся, одеяло на пол, ногу, что ближе к спинке дивана, поставил на ступню, согнув в колене, а у другой ноги трусы приподнял так, чтобы член из-под них был наполовину своей толщины виден наружу. Слышу, стукнула входная дверь. Я закрыл глаза, руки за головой. Вошла Катя и уже на пороге зала замерла. Увидела моего живца. Потом медленно прошла к себе в комнату, не прикрыв дверь. Наверное, оттуда ещё с минуту изучала меня. Затем закрылась. Я же лежал и ждал, что будет дальше. Она тихонько вышла уже в халате и сразу на цыпочках ко мне. Постояла рядом. Поднимает с пола одеяло, укрывает меня и опять как бы ненароком касается члена. Он от прикосновения целиком вываливается наружу. Но Катя-то этого не знает, она приподнимает одеяло, чтоб глянуть или пощупать меня, видит всё моё бесстыдство, замирает секунд на пять, изучая меня, укрывает и уходит на кухню.


Я ликовал и мучился одновременно. Ликовал, ясно, от чего. А вот мучился переполненными яйцами…


За завтраком Катя почему-то была печальна. Тут бабушка попросила её одеть и обуть: захотела к соседке сходить. Выпроводив бабушку, мы с Катей остались вдвоём. «Надо ловить момент», - подумал я.


Катя сидела на диване и смотрела телевизор. Я за столом проверял тетради. Взял одну из них и подсел к Кате:


- Смотри, какой дикий почерк у современных детей.


Она наклонила голову ко мне, я к ней. Стукнулись головами. Она смутилась. И тут я обнял её и… поцеловал. Катя не сопротивлялась, а как-то обмякла вся. А я целовал, целовал, расстегнул пуговицу на халате и взял в ладонь мяч её груди в шелке бюстгальтера. Она вздрогнула, начала было отталкиваться от меня. Но я крепче обнял её и снова поцеловал, убрав руку с груди. Катя опять обмякла.


- Бабушка надолго ушла? – шепотом спросил я.


- Часа на два, не меньше, - отвечала Катя с горящими щеками.


- Я пойду на щеколду закрою дверь? – вопросительно глянул на неё. Она кивнула.


Когда я вернулся, она, взяв меня за руку, сказала:


- Пойдём ко мне в комнату. Там окно на сарай выходит.


В спальне уже смелей повалил Катю на её кровать, целовал. целовал, целовал, расстегнул халат, мял груди, гулял ладонью по животу, по ногам, как бы невзначай касался её паха, скрытого трусиками. От этих ласк она вздрагивала. А мой член рвался наружу. Я быстро снял футболку. Скинул трусы прямо с тренировочными брюками. Секунд на десять весь выпрямился, давая рассмотреть себя Кате, пока складывал аккуратно штаны. Катя жадными глазами смотрела на мой вздыбленный, со вздутыми жилами член, на блестевшую обнажённую головку.


Я лёг рядом с Катей, стал покрывать поцелуями лицо, шею, подобрался к груди, спрятанной в бюстгальтер. Просунул под спину рук, чтобы расстегнуть. Но мудрёная застёжка не поддавалась.


- Сейчас, - шепнула Катя, привстала, расстегнулась и легла.


Я начал целовать её упругую грудь, покусывал и посасывал каждый сосок. Катя только судорожно дышала. А я уже опускался с поцелуями к животу, вот уже и пупок. Моя голова между её ног. Я целую внутреннюю поверхность то одной, то другой. Катя с закрытыми глазами на спине чуть не стонет.


Но трусики ещё на ней. Я целую опять ниже пупка, опускаясь как по дорожке к резинке её плавок. Я беру пальцами резинку и тяну трусы вниз. Катя выгибается, помогая снять с себя последнюю преграду. И вот она совершенно нагая, тридцатилетняя не рожавшая женщина с
0 / 10
waplog

© WapSekas.Com
2013 - 2017
0.0223