Как правильно провести выходные. Часть 1
1 2 >>
Чудесный день, наполненный солнечным светом, а я иду по дороге к дому бабушки, которую редко навещаю, но очень люблю. Иду, думаю о том, что редко к ней приезжаю, злюсь на себя. «Как же далеко еще идти, ну хоть бы какая-нибудь машина притормозила, подвезли бы.»


Слышу звук, притормаживающей машины рядом, оборачиваюсь. Дверь, со стороны водителя приоткрывается, и я вижу русоволосую голову парня, с удивительной открытой улыбкой на губах.


— Может, подвести? — даже не понимаю, почему он остановился, вроде и не голосовала, а только подумала.


Странно как-то садиться в машину к незнакомцу, в его смешной и старый автомобиль, и нестись куда-то, сама не зная, нужно ли вообще это делать. Ну да ладно, села уже.


Он такой статный, высокий, с озорной улыбкой и серо-голубые глаза с интересом смотрят на меня. Как-то не было в моих планах знакомиться с представителями противоположного пола, вроде замужем, и вроде как в семье все ничего. Может действительно НИЧЕГО. А тут такой подарок. И улыбается так задорно, и вообще — он мне нравится.


— Куда везти тебя? — спрашивает.


— Да, вот, не далеко идти осталось, — гляжу на него, а у самой дух перехватывает. — До бабули все никак не могу доехать, уже какой день собираюсь и все никак.


— Поехали, — тронулись, поехали. — Только дорогу сама показывай.


Разговор легкий, незатейливый, не напрягает, только искоса друг на друга посматриваем и начинаем оба чувствовать, что поездка эта так просто не закончится.


— Бомбишь? — спрашиваю, — или просто мимо ехал?


— Да, в общем-то, ты права, еду в клуб к друзьям в Солнцево, а тут ты, если по дороге, чего же не подвезти, — смеется мне в лицо, но чувствую каким-то 10м чувством, что не просто подвезти захотел, — и надолго в гости?


— На 2—3 дня хотела, пока муж в отъезде. Скучаю по бабуле, быт заел и все никак не выберусь к ней. — Говорю это, а у самой уже неприличные мысли в голове крутятся, — впереди выходные, так что время еще есть.


— Может, составишь компанию, а то все приятели с девчатами, а у меня — никого, — он все еще испытывающе смотрит на меня, а я будто дар речи потеряла, слишком все это неправильно, и все же до жути соблазнительно.


«Ну, вот куда меня черти несут? Как всегда куда-нибудь влипну, — твердит голос в мозгах, — такая вся правильная, воспитанная, до тошноты. А ведь парень классный, мощный, красивый, будто Есенин, с порочной улыбкой. Такой, какого всегда в фантазиях видела.»


Подъехали к дому, он смотрит выжидающе, а я никак не могу решиться. «Дура, — говорю себе, — бабулю посушила бы. Говорят же — дают — бери, а бьют — беги. Так чего же не взять?»


— Раз обещала приехать, так показаться надо, так что не раньше вечера смогу к тебе присоединиться, — и вроде идти надо, только ноги не слушаются.


— Замётано, — он смотрит так, как будто уже все предрешено и мне никуда от него не деться, — в восемь приеду сюда, буду ждать, когда выйдешь.


И я, кивая головой, направляюсь к калитке.


Бабушка, любимая, как хорошо сидеть с тобой рядом, прислонясь к твоему плечу, когда ты гладишь меня по голове и называешь меня таким близким и привычным именем, которое дала мне в детстве — кеночка. Только ты умеешь так любить, так заботиться, так беспокоиться. Ведь и я — твоя самая любимая, из всех четырех внучек. Самая старшая и самая непредсказуемая, вечно влипающая в какие-то немыслимые ситуации, та, за которую больше всего боится, твое любящее сердце. Сижу и понимаю, как мало времени мы бываем вместе. Но предательские гормоны и мой дурацкий характер, мое глупое своенравное ЭГО, не даст нам времени побыть рядом так долго, как бы ты хотела быть со мной. И ты, самая умная, самая нежная, самая понимающая, ты — это знаешь. И не держишь меня, отпуская в неведомое.


Да, конечно, он ждал возле калитки, когда в сумерках я вышла ему навстречу. Ехали недолго. Странный клуб у них, и не клуб даже, а общественный уголок отдыха. Две комнаты, в одной из которых стол для настольного тенниса, а другая — зал, где стоят диваны да старенький телевизор. Другого я и не ожидала — понятное дело, гулянка в разгаре.


— Юра — так, на всякий случай, — он говорит, а до меня, наконец-то, доходит, что мы даже имен друг друга не знаем.


— Ну, а я — Вика, — отвечаю ему, когда уже почти вошли в зал.


Забавный веселый вечер пятницы — пьянеющие лица подружек, восхищённые и возбужденные лица парней, звук гитары, нестройный хор голосов, подпевающий ей, пустеющие бутылки, сваленные в кучу в углу комнаты и шум голосов, пытающихся перекричать друг друга.


«А что, не плохо для выходных, — шепот в голове, — не так, как планировала, но, все же не плохо. Странный он все же парень. И на гитаре играет и поет здорово, и друзья его ценят».


— У нас так не принято, — в его руке бокал, — никто трезвый отсюда не уходит. Пей, раз пришла.


Нет ни злобы, ни натиска, ни вызова, все очень просто — застолье, веселье, друзья и я, как белая ворона, не вписывающаяся в эту компанию. Поморщилась, но выпила. Боюсь я пить. По-дурацки на меня выпивка действует. Либо — засыпаю, после первой же рюмки, либо — иду в разнос. Выпила еще — и, понеслось... Даже и не помню, как оказалась с какой-то девчонкой на теннисном столе в полуобнаженном виде, демонстрируя стриптиз. Ух, и я в его руках, стаскивающих меня со стола.


— Не ожидал, от тебя такого, — смеется, а в глазах безумные огоньки и я тянусь к его губам, уже не думая ни о чем. Помню только руки, блуждающие по моему телу, нежность и огонь губ, как яд отравляющий душу и парализующий разум... Провал в забытье. А потом — тишина. Откуда она? Где остальные? Открыла глаза, прихожу в себя. Только стихающие звуки шагов, и хлопающая дверь, как напоминание, что кто-то был здесь кроме нас.


Только эти глаза, эта обезоруживающая улыбка на чувственных губах, с горячим дыханием, обжигающим мою кожу. Сплетение рук, сплетение тел, сплетение мыслей и погружение в бездну. И дикий вопрос, ноющей занозой, застрявшей в мозгу — «Как я могу быть такой? У меня же муж», — только тело закипает и я уже знаю, — «Могу. Могу и хочу. И буду».


Ночь. Ночь любви и безумства обнаженных тел. Когда же это случилось, и как оказались мы здесь, на полу, рядом с теннисным столом. Мягкое одеяло под моим обнаженным телом. Тоже не помню, как оказалась раздетой. Ну и пусть, мне уже все равно. Помню только ненасытные губы, пожирающие меня; сильные руки, не позволяющие мне вырваться, когда кричу и изгибаюсь всем телом, спасаясь от всепоглощающего огня; и горящую, бьющуюся плоть внутри, превращающую меня в дикое ненасытное животное, жаждущее только его члена.


Сердце отдается звуком набата в ушах, губы сохнут, обжигаемые горячим стоном, а между ног все пульсирует, когда он забрасывает мои ноги себе на плечи и долбит и долбит мои внутренности, вызывая боль вперемешку с необузданным желанием принадлежать ему без остатка. Я так не хочу, чтобы это кончалось. Но сил уже нет ни у меня, ни у него. И не было ничего прекрасней наших сплетенных тел, изнемогающих в последних
0 / 12
waplog

© WapSekas.Com
2013 - 2017
0.0342