Венера в униформе. Глава 4
<< 1 2 3 4 ... 6 >>
которой я надел жакетик с французским рукавом, облюбованный мною с того дня, как я впервые увидел его на материнском теле. На ногах мамина же юбка-карандаш, плотно стягивавшая мои бёдра, которые тёрлись друг о друга и дополнительно возбуждали член, который я вскорости затяну в узенькие трусики Эрики, выуженные из её шкафчика. Моя миниатюрная копия на экране сбрасывает с себя мужские трусы и натягивает кружевное узилище на дрожащий от возбуждения член, видимый очень отчетливо благодаря сильнейшей эрекции.


Я помню этот день. Я помню, сколь сильно был возбужден, примерив этот новый жакетик, помню, как нежный шёлк блузки облегал тело и слегка щекотал соски. Как плотно облегал шею туго застёгнутый воротничок. И как чудесно сжимали промежность кружевные трусики. Порывшись еще немного в шкафу, я достал туфли на шпильках и, надев их, окончательно завершил образ бизнес-леди. Строгой с сотрудниками на работе, но лелеющей мечты быть униженной всем коллективом после тяжёлого трудового дня, когда гнев офисных клерков будет бить через край и найдет выход в порке ненавистной начальницы. По пути на кровать малоопытный в хождении на каблуках экранный Петер неуклюже спотыкается, что вызывает у Эрики смешок. Я ложусь на кровать и начинаю себя ублажать. Как и сегодня, сначала я ласкаю себя руками. Провожу пальцами по лацканам пиджака, считаю пуговки на блузке, а затем медленно задираю юбку, до тех пор, пока не получаю доступ к трепещущему в тенетах трусиков члену. Я не спешу даровать ему свободу, предпочитая изматывать, шаловливо постукивая пальцами по вздутой от возбуждения головке и изредка прикасаясь к чувствительной уздечке. Если не сдержусь, то от нескольких прикосновений к нежной плоти я могу излиться прямо в трусики. Это недопустимо, ибо, во-первых, сорвёт все удовольствие от мучительных ласк сдерживаемого оргазма, а во-вторых, оставит неопровержимые доказательства моего незаконного пользования сестринским нижним бельем. Эх, знал бы я тогда, что нахожусь под бесстрастным глазком видеокамеры, и все мои меры предосторожности уже ничего не значат. Порочные ласки неотвратимо сохранялись в памяти компьютера, чтобы теперь засвидетельствовать моё падение.

— Ну чтож, как видишь детектив из меня вышел отменный. Хотя если принять во внимание какого тупицу мне надо было вывести на чистую воду, это скорее сарказм.


Чёрт бы меня побрал! Кто же знал, что она установит камеру? Неудивительно, что я так и не заметил её. Черный шарик на столике. Да я попросту не обращал на неё никакого внимания. Гораздо тщательнее я напрягал свой слух на предмет щелчка входной двери и поднимающихся шагов. Мысли же о том, что Эрика пойдет на такую хитрость никогда не посещала меня во время моих мастурбационно-партизанских вылазок. Я ведь скрупулезно запоминал то, как лежат её вещи, чтобы позабавившись с ними разложить в том же виде по своим местам. Однако, как оказалось, вся эта щепетильность была напрасной.


Эрика переводит на меня взгляд, отвернувшись от монитора, на котором вновь и вновь, закольцованный в бесконечный повтор воришка Петер дергает себя за пенис, одевшись в женские трусики. На её лице удовлетворение. Она победила, как ни посмотри. В её руках все козыри и теперь мне уже не отвертеться. Придётся привыкать к роли безвольной подстилки и мечтать, что когда-нибудь моя покорность ей надоест, и она выбросит меня из реальности, обратно в мир фантазийного подчинения и бесплотных Домин с их воображаемыми хлыстами.


***


— Ну что же, сеанс окончен, дамы и господа, — подводит итог белокурая Киприда, — вина презренного раба доказана, самое время ему получить заслуженное наказание.


Её взгляд скользит по мне, её новой игрушке, мягкой, податливой, бесконечно дружелюбной к пользователю и всегда готовой к употреблению.


— Ммм, а твой дружок, похоже, так не считает, — ухмыляется Хозяйка.


Я, не понимая о чём она, проследив за её взглядом, наклоняю голову и лишь спустя несколько секунд лицезрения своего члена, находящегося в плачевном состоянии, до меня начинает доходить смысл.


Видимо от страха и презрения, от осознания того, какому ничтожеству он принадлежит, мой пенис поспешил максимально уменьшиться в размерах и скрыться от Эрикиного взгляда, полного отвращения к этому хилому кусочку безвольно висящей плоти. Я и так-то не могу похвастаться размерами мужского достоинства, а сейчас и вовсе почёл бы за лучшее спрятать его поглубже в трусы. Тем более, что насмешки Эрики вовсе не способствовали ни подъему самооценки, ни эрекции.


— Неужели он меньший извращенец, чем ты? — усмехается она, — его что, уже не возбуждает унизительное положение, в котором вы оба оказались? А ну-ка верни его в рабочее положение, да поскорее! А-то меня воротит от этой соломинки.


— Что... что ты имеешь ввиду? — мямлю я непонимающе.


Я опять опускаю её титул, но моя сестрёнка, похоже, всё же ещё и сама не освоилась со своим новым статусом, поэтому пропустила это нарушения этикета «раб — Хозяйка» мимо ушей.


— Что не ясно? Я хочу, чтобы он стоял так же, как когда я только что пришла! Начинай дрочить! Живо!


Господи боже, я никак не могу окончательно поверить в то, что со мной происходит! Моя собственная сестра приказывает мне мастурбировать, а сама собирается разглядывать меня, пока я буду надраивать свой вялый членик и закатывать глаза, сгибаясь под истомой удовольствия.


— Дрочи себя, как грязная шлюха! Тебе всё равно не привыкать этим заниматься.


Она ударом ноги в грудь опрокидывает меня на спину.


Я в ступоре, но вряд ли лежать неподвижным бревном будет лучшим решением, чем подчиниться приказу, и я, сглотнув ком в горле, принимаюсь за ласки. Начинаю я, как обычно, с медленных фрикций, кончиками пальцев водя вверх-вниз по сдувшемуся, сморщенному члену. Он стал таким крохотным, что я держу его лишь двумя пальцами. Впервые в жизни я не ощущаю сладостные спазмы, когда горячая кровь наполняет мой пенис. Теперь я чувствую только пустоту, будто дергаю рукой воздух или что-то принадлежащее не мне. Я никак не могу заставить свой член принять хотя бы подобие вертикального положения. Он хлюпает у меня в руке, словно презерватив с водой, но никак не желает наливаться силой. Ускоряю движения, но это приносит лишь боль. Я открываю глаза и вымученно смотрю на Эрику, мол, не выходит ничего, как ни старайся.


— Да что же это такое? — вздыхает она разочарованно, — ты вообще хоть на что-нибудь способен? Похоже, что твое положение недостаточно унизительное для тебя, чтобы твой хилый отросток встал. Чтож, это очень легко поправить.


Она садиться мне на лицо. Я едва успеваю, что-то понять, а мир вокруг уже суживается до размеров её промежности. Однако, ощущение близости её щёлки действует безотказно, и моему разуму вовсе не нужно что-либо понимать, тело реагирует куда быстрее. Какой сладостный запах. Он проникает прямо в мозг, стягивая волю к сопротивлению шёлковым шнуром и оставляя лишь желание идти на поводу у его обладательницы. Запах женщины! Я впервые вдыхаю эту восхитительную
0 / 444

© WapSekas.Com
2013 - 2018
0.0473