Пропущенный рейс, Часть 2
<< 1 2 3 4 5 >>
что самка покорилась и всем телом отвечает моим движениям, я отпустил её руки и опёрся на локти, получив возможность двигаться свободней и разнообразней. Она разбросала руки в стороны, распластавшись на кровати и мотая от возбуждения головой.

Девушка распалялась удивительно быстро. Вот, она запрокинула голову, её ноги требовательно обвили мой зад, ускоряя и без того сильные толчки. Стоны прекратились, она глубоко вздохнула, прижавшись грудью и животом, с выдохом обернулась вправо и… укусила меня за предплечье! Укусила искренне, открыто, во всю силу подавленного гнева, будто намереваясь сожрать кусок кожи!

От боли и невероятного возбуждения я тут же начал изливаться в неё, ухватив за волосы и до боли вдавив в постель! На какое-то время я выпал из реальности и очнулся, лёжа на тяжело дышащей женщине.

Сил не было у обоих.

Уверен, что после секса с мужем она, ещё толком не остыв и не насладившись послевкусием, бежит в душ, каждый раз немного расстраивая брошенного в опустевшей постели мужчину.

Но сейчас, слегка отдышавшись, она лишь спихнула меня в сторону и повернулась спиной. Я прижался всем телом сзади и обнял свою случайную любовницу.

— Какая же ты мразь! — тихо сказала она беззлобным голосом, поудобней устраивая мою руку на груди. — Настоящий подонок. Я уже смирилась с мимолётным приключением, а ты решил перевернуть мне всю жизнь!

Она продолжала что-то говорить, но голос быстро стал неразборчив. Не прошло и минуты, как она смолкла, расслабила плечи и размеренно задышала.

Несколькими лёгкими поцелуями я пожелал красавице приятного сна, поднялся и накрыл её ноги поднятым с пола одеялом, чтобы, озябнув, она могла укрыться, не просыпаясь.

Затем я отнял от времени вылета три часа, завёл будильник, на подгибающихся ногах быстро сходил в туалет и с наслаждением рухнул на кровать. В номере было тепло, и я заснул прежде, чем успел натянуть одеяло.

Сон мигнул и исчез, уничтоженный тоскливым голосом будильника.

Самолёт! — напомнил я себе и решительно сбросил дрёму. Моя, такая близкая теперь попутчица продолжала спать и я, стараясь попусту не шуметь, совершил утренний туалет, затем вернулся в комнату и присел на край её кровати.

Во сне девушка сбросила одеяло и предстала передо мной, как на картине. Волосы в беспорядке, глаза испачканы долго державшейся, но всё же смазавшейся тушью, на шее я, кажется, ухитрился оставить синяк. Пряно пахло уже не вполне свежим по?том, и я любовался сладко расслабленной соней, вспоминая как безжалостно терзал её тело несколькими часами ранее. Красивым женщинам к лицу следы разврата, но им подобного не объяснить, сейчас первым делом побежит смывать всю эту прелесть.

Пора вставать! Я принялся гладить и шевелить девушку. Проводя рукой по внутренней стороне бедра, наткнулся на застывшую липкую дорожку — моё семя. Захотелось ещё раз овладеть ей прямо сейчас.

Моя любовница, тем временем, открыла глаза, прикрыв рот рукой глубоко вздохнула, потянулась, подарила мне улыбку и вдруг замерла.

— Я ужасно грязная!

— В каком смы…

— В обоих! — выпалила она и умчалась в ванную.

«Моя любовница». Захотелось повторить, посмаковать это выражение. Слова оказались грубоватыми, но очень-очень возбуждающими.

Не теряя зря времени, я заказал такси до аэропорта и, прислушиваясь, стал собирать вещи. Как только зашумел душ, я открыл дверь ванной и замер у входа.

Мылась попутчица очень энергично! Не опасаясь вымочить укрытые полиэтиленовой шапочкой волосы, она то поднимала стройную руку, чтобы намылить подмышку, то запрокидывала голову, прогибалась и энергично омывала обеими руками грудь, а вот встала на одну ножку и принялась тереть поднятую к груди вторую. Какая же она была восхитительно длинноногая!

— Спинку потереть? — сунулся я в кабинку с традиционным предлогом.

— А потри! — ответила она, беря в руку душ и присаживаясь на корточки спиной ко мне.

Стараясь не вымокнуть, я нежно потёр мочалкой спину, смыл мыло и, разумеется, перешёл к ласкам. Начав со спины, мои руки скользнули по её чувствительным бокам, перебрались на животик, поднялись к груди, к шее и вернулись обратно к подтянутым холмикам. Девушка запрокинула голову, и некоторое время я легчайшими касаниями пальцев пускал ей мурашки по груди и шее.

Нанежившись, попутчица обернулась через плечо, в её взгляде заискрилось лукавство. Быстро подняв руку, она повернула кран, подняла душ и окатила меня потоком ледяной воды. Я вскрикнул и отскочил, возмущённый!

— Вот это, блин, зачем?!

Безо всякой спешки девушка выключила душ, распрямилась, грациозно ступила на пол, сбросила шапочку, уронив волну густых волос, и в один шаг прильнула ко мне всем телом, обняв за шею. Я крепко обвил её руками, и мы отдались потоку поцелуя.

Вскоре она оторвалась от губ, опустилась на колени, стянула с меня трусы и, поглаживая бёдра, взяла в нежный ротик то, что выступало уже сверх всякой меры. Лишь только я настроился наслаждаться её горячими губками и энергичным язычком, как она встала с лицом, преисполненным наглого веселья:

— А теперь тебя буду трахать я!

Пользуясь растерянностью, девушка потеснила меня к выходу, открыла дверь и, улыбаясь, замерла. Я обернулся — напротив двери была зеркальная от пола до потолка дверца шкафа.

Охваченная напористым сладострастием, попутчица крутнулась вокруг меня, и, требовательно нажав на плечи, заставила лечь на пол так, что ноги мои оказались в коридоре, а спину стал холодить кафельный пол ванной. Она легла сверху, впилась в губы коротким поцелуем, пробежалась губами по шее и прошептала:

— Выебал меня, как бесправную шлюху! Моя очередь, милый!

Я недовольно пошевелился:

— Не надо ложиться на меня, дорогая, ты уже раз положилась и опоздала на самолёт!

— Ну, теперь-то всё под контролем!

Валькирия поднялась на ноги, и в ореоле тёмных волос вид её был столь властен, что мне показалось, будто сейчас она наступит на лицо и заставит вылизывать ей пальцы ног. Однако она лишь развернулась, опустилась на колени и осторожно приняла внутрь мою мужскую суть.

Я раньше не понимал эту позу, позу развёрнутой всадницы, полагая её пригодной лишь для порнографии, лишь для того, чтобы во всём великолепии показать совокупляющуюся женщину, не уродуя кадр безобразным самцом.

А сейчас вдруг постиг её дао.

Это поза оказалась позой покорного мужчины, позой восторженного наблюдателя, который самозабвенно внимает движениям своей женщины, подстраивается под её ритм и практически ничем не управляет. Ну, разве что щекотливые ступни под рукой — как стоп-кран на случай, если что-то пойдёт не так.

Попутчица полностью отдалась самоуслаждению. Она откинула волосы на спину и любовалась в зеркале своим пластичным, охваченным страстью телом. Позвоночник змеился в прихотливом танце, спинка горбилась, а затем прогибалась; когда она подавалась вперёд, прижимая клитор, передо мной круто выдавались чарующие полушария ягодиц. Я принялся гладить её талию и бёдра, но как только мужские руки стали властными, она тут же сбросила их и стала поглаживать
0 / 95


© WapSekas.Com
2013 - 2018
0.0869